sokolovaЧиновница Наталья Соколова из Саратова: «Макарошки всегда стоят одинаково!» (Фото: Youtube)

Пока дикий капитализм проник в Россию, правительство настаивало на том, что оно продолжает заботиться о своих гражданах. Но реальность изменилась: общественный договор был разорван, но политическая элита это не признает, говорит наш культурный обозреватель Андрей Архангельский. Элита использует чиновников более низкого ранга, чтобы передать жесткие сообщения. Затем они уволены.

 ЧИТАЙТЕ ДАЛЬШЕ

Андрей Архангельский

Почти год назад, в мае 2018 года министр труда и миграции Саратовской области Наталья Соколова на заседании областного парламента поддержала решение не менять до 2020 года размеры прожиточного минимума – 3500 рублей (50 долларов). В ответ  депутаты напомнили, что «питание ослика из петербургского зоопарка стоит 10 600 рублей в месяц». Наталья Соколова ответила, что сама готова прожить на 3500 рублей в месяц: «Я могу составить сбалансированное, но диетическое меню, учитывая скидки в магазинах. И вы поймете, что жить можно! Вы станете моложе, красивее и стройнее! Макарошки (уменьшительное от макароны) всегда стоят одинаково!..» Спустя полгода, в октябре 2018 года депутаты напомнили чиновнице ее слова. В сети поднялась волна возмущения (задекларированный доход самой чиновницы в 2017-м году - 2 миллиона 296 тысяч рублей), историю подхватили федеральные СМИ, выражение «макарошки стоят одинаково» стало фразой года. Вскоре чиновницу уволили.

8 ноября 2018 года другая чиновница, Ольга Глацких, директор департамента молодежной политики Свердловской области (столица - Екатеринбург), встречалась с местными волонтерами. Когда зашел разговор о финансировании молодежных площадок, Ольга Глацких ответила: «Государство ничего не должно молодежи. Вам должны ваши родители. Они вас родили. Государство не просило вас рожать.» Опять цитата разошлась по сети и стала фразой года («государство не просило вас рожать»), опять стали считать, сколько зарабатывает сама чиновница (стало известно, что она претендует на жилищную субсидию от государства). Затем чиновница подала в отставку.

Поскольку оба скандала активно освещали центральные телеканалы, сразу возникли подозрения, что это неслучайно. На вопрос «кому это выгодно?» аналитики отвечали, что это попытка отвлечь людей от объявленной правительством непопулярной реформы (в июне 2018 года правительство России внесло законопроект о поэтапном повышении пенсионного возраста): делая акцент на «местных чиновниках», государство пытается переложить ответственность на них.

Однако волна скандальных высказываний продолжилась. В декабре 2018 года министр семейной политики Самарской области Марина Антимонова написала в сети о том, что смертность в области в январе-ноябре 2018 года превысила рождаемость. Одна из участниц дискуссии заявила, что не намерена рожать детей «на пособие 50 рублей» и затем кормить их «дешевой едой на пальмовом масле». В ответ министр поинтересовалась у жителей региона, считают ли они, что государство «должно всех содержать». «Чтоб детей плохими продуктами не кормить, наше поколение сады и огороды разводило. Если хочешь ребенка, всегда найдешь решение!» написала Антимонова.

6 марта 2019 года депутат Гасан Набиев на заседании Волгоградской областной Думы дал понять, что те, кто получают сегодня маленькие пенсии, в свое время плохо работали. Естественно, в сети это высказывание приобрело вид «депутат назвал малоимущих тунеядцами и алкоголиками».

В тот же день директор департамента образования Владимирской области Ольга Беляева, отвечая на вопрос об отмене бесплатных завтраков для некоторых учеников, отметила, что, согласно закону «Об образовании», учебные заведения не обязаны заниматься питанием школьников. «Приобретение продуктов питания, изготовление — это уже вопрос родителей», — сказала она. Фраза приобрела в сети вид «кормить детей – это вопрос родителей». Наконец, 7 марта руководитель администрации главы Чувашии Юрий Васильев объяснил низкие зарплаты врачей и педагогов недостаточным трудолюбием. «На самом деле есть учителя, которые получают мало, но они мало работают. Порядочные, добросовестные, трудолюбивые, нагруженные учителя и врачи получают достойную зарплату», — заявил Васильев.

Екатеринбург, Саратов, Волгоград, Владимир – классические областные столицы России. Авторы скандальных заявлений, как правило, функционеры среднего звена - опора правящего режима. Их высказывания касаются социальной сферы: пенсии, социальные выплаты, пособия. Наконец, суть всех этих высказываний – не стоит рассчитывать на государство, а только на самих себя.

Комментаторы обвиняют чиновников в том, что они превратились в закрытое сословие, и не знают о том, как живет большинство населения. Власть в России действует на людей особым образом, конечно. И сами чиновники, конечно, не оракулы. Однако заметим, что чиновники пытаются, пусть и неловко, защищать позицию государства (экономия государственного бюджета). И эти чиновники выглядят не как инопланетяне, что пытается внушить пропаганда – а, напротив, как органичная часть аппарата. Мало того: этих людей, пожалуй, можно назвать карьеристами в хорошем смысле слова. Например, Наталья Соколова свою карьеру начала 30 лет назад, была помощником депутата, руководила центром занятости, 6 лет работала региональным министром. Она, как указано в ее резюме, входила в число медеведевского «кадрового резерва» - список наиболее перспективных управленцев. Ольга Глацких в юности была олимпийской чемпионкой по гимнастике, затем закончила МГУ и финансовую академию при правительстве РФ. В 2016 году ее попросили стать директором департамента молодежной политики области.   

Конечно, это еще и история о том, что российский истеблишмент по-прежнему недооценивает роль интернета. Это вполне объяснимо: с самых высоких трибун им внушают, что интернет – это «помойка», грязь, и поэтому не стоит на него обращать внимание. Но в итоге оказывается, что интернет сегодня является единственным действующим институтом общественного контроля – если учесть, что смартфоны есть почти у каждого жителя России.  

Но самое важное в этой истории – что российские чиновники, не сговариваясь, повторяют один и тот же тезис: государство вам ничего не должно. Это не может быть случайностью: можно предположить, что они повторяют месседж, который спущен с самого верха, из Кремля, после старта пенсионной реформы. Этот месседж выглядит примерно так: государство долго заботилось о людях, но теперь, в условиях международного давления и санкций, люди должны взять часть социальных забот на себя.

Важно понять, что этот тезис является тектоническим поворотом всей идеологии Кремля. По сути это означает, что современная Россия больше не патерналистское государство. В течение 20 лет формула была такая: государство берет на себя социальные заботы о гражданах - пособия, льготы, выплаты – в обмен на политическую лояльность. Патернализм рассматривался как привилегия, бонус россиян, которые, в отличие от граждан других постсоветских республик, благодаря высоким ценам на нефть и газ, могут не беспокоиться о завтрашнем дне. Обыватель считался священной коровой, его нельзя было ругать за лень или отсутствие инициативы. Теперь людям напоминают, что социальные заботы - это право, но не обязанность государства. Эта установка по сути отменяет прежний негласный общественный договор.

Самое поразительное, что в этих фразах чиновников нет никакого обмана или преувеличения; миллионы людей, составляющих средний класс в России, давно уже не рассчитывают на государство, а надеются только на себя. Но у большинства россиян напоминание о новой реальности вызывает шок.      

Для того, чтобы понять особенности массовой психологии, нужно вернуться в самое начало – в 1991 год. Именно тогда, и даже еще раньше – еще в позднем СССР, при Горбачеве - были разрешены разные формы собственности. В 1991-92 годах в России, как и в других бывших советских республиках, произошли буржуазные революции. Это означало фундаментальную смену социальной формации. Это означало, что теперь будут бедные и богатые, и каждый теперь должен сам заботиться о себе. Это, пожалуй, самое сенсационное – что большинство россиян за 30 лет новой жизни так до конца и не осознали этот факт – что социализм закончился, и начался капитализм. Нужно отметить, что в 1990е годы, при Ельцине, государство не особенно афишировало эти тектонические изменения – чтобы «не тревожить людей». А после 2010х государственные медиа всеми силами давали понять, что советский строй был самым справедливым, порождая невольные надежды на его возвращение. Высокие цены на нефть и газ помогали поддерживать эту иллюзию – что современная Россия это «улучшенный вариант СССР».

В итоге в обществе так и не состоялось широкой дискуссии о том, какую именно страну мы строим. Массовое сознание теперь на десятилетия отстает от экономической реальности. Власть умудрилась держать миллионы людей в забытьи, в полусне. Сегодня этот сон завершился - иллюзии по поводу возвращения СССР, кажется, окончательно закончились с началом пенсионной реформы. И теперь миллионы людей начинают осознавать новую реальность. Однако если государство больше «никому не обязано», это автоматически означает и другую политическую культуру, и другой уровень свобод.    

Особенность ситуации еще и в том, что когда искажена реальность, любая правда выглядит как цинизм. Говорить «государство ничего не должно» звучит оскорбительно потому, что эти слова обращены именно к тем, кто долгое время был опорой режима – к бюджетникам; обвинять их в лени несправедливо потому, что экономическая политика государства предлагала людям именно такую стратегию долгие годы. Почему фразы чиновников звучат столь вызывающе и цинично на стилистическом уровне? За это нужно поблагодарить, вероятно, государственную пропаганду. Язык цинизма стал нормой. Если можно вслух размышлять о «ядреном пепле» в эфире центрального телевидения по отношению к «геополитическим противникам», то рано или поздно цинизм станет нормой и по отношению к собственным гражданам.

Но самое поразительное, что открыто сказать людям о том, что правила жизни изменились, государство по-прежнему не решается. Поэтому правдивые слова о реальности доходят до людей только в виде нелепых высказываний чиновников – за это их еще и наказывают. Простые слова – «каждый теперь должен заботиться о себе» – в России по-прежнему табу.  

Вероятно, сегодня патернализм доказал свою полную экономическую несостоятельность. Те, кто раньше был социальной опорой государства – кто жил «от зарплаты до зарплаты», получая субсидии, льготы и выплаты - теперь стали тормозом экономики. Система больше не выдерживает такой нагрузки. Жить как раньше, уже невозможно; но и сказать об этом слух нельзя. Это не столько социальный и экономический, сколько экзистенциальный тупик. И, конечно, это создает широкие предпосылки для изменения массового сознания в России.