Сто лет с революцией, угнетением, террором и обеднением сделали из России страной без морали, пишет философ Александр Ципко. Это наследие Дженгис Хана. Читайте Бунина, Горького. Раболепство русских принудит им закрывать глаза на вопиющие пороки их лидеров. 'Мы в течении сто лет ничего не научились.'

Москве и Вашингтону не в новинку разговаривать друг с другом на повышенных тонах. Однако настрой, воцарившийся сегодня, заставляет вспомнить совсем уж мрачные периоды отношений. Цикличное, стадия за стадией, ухудшение ситуации сейчас привело к совсем опасной грани, и причина как раз в том, что модель мироустройства, как ее предполагали 25 лет назад, себя окончательно исчерпала, пишет Федор Лукьянов.

Почему Путин даже среди русской молодежи крайне популярный? Культурный критик Андрей Архангельский объясняет их двойную мораль. Советское прошлое, которое они сами не застали, восхваляется, но вместе с тем молодежь вовсю увлекается западным комфортом. 'Это парадокс: система, которая апеллирует к высшим моральным категориям как патриотизму, родине, национальным ценностям, одновременно внушает абсолютный цинизм как норму поведения'.

Какая ирония: мы, на самом деле, сидим с Россией в одной и той же лодке, поскольку и Россия, и Запад сражаются с последствиями конца больших политических историй. И если бы мы смогли понять беспомощность друг друга, которую нужно преодолеть, это был бы шаг в правильном направлении,  пишет философ Ивана Ивкович.

Попытка свержения военными президента Эрдогана стала полной неожиданностью для всех, хотя традиция вмешательства армии в политику - одна из наиболее давних и стабильных в Турецкой республике. Провал переворота, который должен бы повторить классическую схему ХХ века, - примета кардинальных перемен, которые произошли с тех пор.

Федор Лукьянов

Александр Ципко

Прежде всего необходим реалистический образ России и российской нации. Как не было российской нации в классическом, европейском смысле этого слова, так нет и сейчас. По этой причине победили в России большевики. по этой причине в России сейчас идет непримиримая идейная борьба между сталинистами и антисталинистами, между западниками и новыми славянофилами.


Ожидание определенных экономических перемен становится сейчас весьма распространенным. Однако нынешняя оттепель является скорее не оттепелью, а временной передышкой, тем более отвечающей задачам бюрократической перегруппировки, считает Владислав Иноземцев.