alljрэпер Элджей (фото ВКонтакте)

Государство внезапно вступает в битву с музыкой, и это выглядит как попытка контролировать или даже запретить современную жизнь. Российское правительство по-прежнему обучает молодежь советским методам, которые уже давно не эффективны. Чего на самом деле боятся власти? Они нервничают, считает культурный критик Андрей Архангельский.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЬШЕ

Андрей Архангельский

В последние месяцы в российских регионах массово отменяют концерты популярных музыкальных групп – под давлением правоохранительных органов, прогосударственных организаций и народных обращений. Самый громкий случай - отмена концертов рэпера Хаски в ноябре. Несколько его выступлений в Краснодарском крае были сорваны, а после того, как музыкант устроил импровизированный уличный концерт на крыше автомобиля, ему арестовали за мелкое хулиганство. Впрочем, уже 26 ноября его досрочно выпустили на свободу. В Якутске после угроз отменили концерт рэпера Элджея. В Нижнем Новгороде группа родителей потребовали запретить почти 20 концертов «деструктивных музыкальных групп».  В список вошли такие коллективы, как Animal Джаz, Монеточка, «Пошлая Молли», Little Big, Face, «Хлеб» и другие. Родительскую цензуру также не прошел пивной рок-фестиваль Rock & Beer Festival. По мнению родителей, в текстах песен содержатся призывы к насилию, суициду, ненормативная лексика, «ненависть к государственным устоям. В Новосибирске и Перми отменен концерт группы IC3PEAK, организатора концерта доставили в полицию. На отмену запланированного на 4 декабря концерта в Вологде пожаловалась популярная подростковая группа "Френдзона".

Черный список

Обычно отмены объясняются защитой от «экстремизма» или «пропаганды наркотиков». Но чаще  концерты отменяют без официальных объяснений. Юрист международной правозащитной группы "Агора" Павел Чиков сообщил без указания источника, что существует некий «черный список музыкантов». Проблема вышла на общероссийский уровень: в Москве в конце ноября состоялись концерты в защиту репера Хаски: его поддержали коллеги, известные рэп-исполнители Баста и Оксюморон.

Если эти запреты - инициатива власти, то они выглядят слишком грубо даже по нынешним меркам. Почему власть нервничает? Известный музыкальный критик Борис Барабанов считает, что власть не понимает причины популярности молодежных исполнителей – как не понимала и советская власть популярности рок-культуры.

Термин «патернализм» может кое-что объяснить. Власть в России по-прежнему понимает свои отношения с обществом как отношения родителя с ребенком. Родители могут долго терпеть, но терпение заканчивается. Видимо, такой момент настал в отношениях с молодежной культурой.  Нельзя сказать, что государство-родитель не пыталось наладить отношения с обществом- подростком. Но воспитание закончилось родительской неудачей.

Комсомольский клон «Идущие вместе»

«Работа с молодежью» – термин, знакомый еще по советским временам тем, кто сейчас у власти в России. Многие из них начинали свою карьеру в комсомоле – советской идеологической молодежной организации, которая в этом году отметила 100-летний юбилей.  Впрочем, нынешние идеологи должны помнить, каким провалом закончилась эта «работа»: именно молодежь стала двигателем буржуазной революции в России в 1990е. Нынешние идеологи не хотят повторять ошибок прошлого – но все равно повторяют. В 2002 году громко заявил о себе аналог комсомола, новое молодежное движение, созданное властью - «Идущие вместе»: его члены прославились тем, что выбрасывали в символический унитаз произведения Владимира Сорокина, протестуя против современной оперы «Дети Розенталя» в Большом театре, а также пикетировали «непослушные» посольства. Движение презентовало себя также как новый социальный лифт для молодежи во власть, но к концу 2000х оно заглохло. Власть тогда больше беспокоилась по поводу других поколений. В начале 2000х на протесты выходили в основном пенсионеры – на их фоне молодежь считалась аполитичной.

Путинское поколение вышло на улицы

Но с каждым десятилетием протест в России молодел. Когда-то считалось, что опаснее всех демократы 1990х. Потом поколение детей перестройки. Потом -  хипстеры. Но если во время протестов 2011- 12 годов на улицы выходили студенты, то 26 марта 2017 года случилась новая сенсация: тогда впервые в массовых протестах приняли участие сотни школьников в десятках городов России. Эта сенсация была несколько преувеличена прессой - в протестах участвовали люди всех возрастов. Но тогда, в марте 2017 года, полиция задержала много людей в Москве, среди них были и подростки. Можно понять негодование власти: вся жизнь 17-летних подростков прошла в эпоху Путина, и они считались, вероятно, «идеальным продуктом» патриотического воспитания, на которое были потрачены миллионы бюджетных средств. Но молодежь не оправдала доверия.

vladivostok protest
Молодые россияне во Владивостоке протестуют против коррупции. Фото: Twitter

Поначалу главную причину молодежного протеста видели как техническую – «виноват интернет»,  где особенно много молодежи, и нет никакого контроля - тем более что призывы к протестам распространялись именно там. Ответом государства были преследования за лайки и репосты, а также разоблачение юных «экстремистов» - дело «Нового величия». Но сразу после протестов власть пыталась «договориться с интернетом» - не понимая его природы. В Кремле считают, что в интернете тоже есть свои «начальники»,  и если  договориться с ними, то можно будет контролировать и всех остальных. Так в Кремле весной 2017 года появилась новая инициатива - наладить сотрудничество с топовыми российскими блогерами. Хотя большинство блогеров проигнорировали это мероприятие, в Госдуме появилось целых два совета «по работе с блогерами». А самым громким шагом стало выступление в Госдуме известной блогерши Саши Спилберг: в своей знаменитой 10-минутной речи она посоветовала депутатам самим «заводить блоги» и «вступать в диалог с людьми».  Однако на этом коммуникация власти и блогеров закончилась. 

sasha spilberg you tube
Блогерша Саша Спилберг советует членам Думы самим начинать блог. Фото: Youtube

Реальный разговор вместо фиктивного диалога

Все эти «встречи» также демонстрировали разрыв между поколениями, трещину между языками, между «Россией телевизора» и «Россией интернета», между архаикой и модерном. В Кремле не понимают, что главное, что привлекает молодежь в интернете – это возможность вести настоящий, а не фальшивый диалог, на равных друг с другом. Диалог, который невозможно вести почти ни с кем в реальной жизни. В школе до сих пор доминирует культура монолога, по принципу «когда старший говорит, младший молчит». Большинство учителей именно так понимает коммуникацию с молодежью, беря пример с государства. Накануне протестов в сети появилось несколько видео, сделанные учениками во время уроков. Поражает в них даже не то, что учителя и ученики говорят на разных языках, а неготовность учителей к диалогу в принципе. Становится понятно, в чем главная причина молодежного протеста: подростки хотят уважения, хотят быть услышанными. Хотят диалога на равных; в то время как диалог остается главным дефицитом в современном российском обществе и политике.

Точно таким же языком диалога является для молодежи и рэп-культура. В России рэп как язык протеста давно вытеснил рок-музыку – это стало понятно еще в 2010, когда появилась композиция Noize MC «Мерседес 666». В 2017 году сенсацией стал рэп-баттл между исполнителями Оксимироном и Гнойным, который собрал 16 миллионов просмотров в интернете (такой цифрой не может похвалиться даже телевидение). Кремль встревожили даже не цифры, а то, что существует огромный слой неподконтрольной и непонятной культуры. Между тем популярность баттла говорит о том, что в обществе возник огромный запрос на неподцензурное высказывание. Именно отсутствие цензуры и свобода выражения в рэп-культуре привлекает людей. Впрочем, среди  рэп-исполнителей были и те, кто поддерживают власть: в 2016 году вышел клип репера Тимати «Мой лучший друг президент Путин»; в 2017 после протестов репер Патха и певица Алиса Вокс призывали молодежь «не лезть в политику». Но затем началась другая музыка: в 2018 году многие молодежные исполнители отказались участвовать в рок-фестивале «Нашествие» – протестуя против милитаризма. Вероятно, власть признала «мягкие методы» борьбы с молодежными диссидентами неэффективными и начались прямые запреты концертов рэп-исполнителей.  


Рэп-баттл между Оксимироном и Гнойным

Ошибки 1980 года повторяются

Удивительно, но прямыми запретами власть как бы сама радикализирует и консолидирует протестную молодежь. И совершает ту же ошибку, что и в 1980, когда боролась с рок-культурой. Неверная оценка общественных явлений однажды уже дорого обошлась кремлевским идеологам. Еще в 1970-е советская власть столкнулась с новыми явлениями – рок-музыкой, магнитофонами, культом заграничных вещей, «погоней за лейблами». Это и был «язык молодежи» того времени. Власть уже осознавала масштабы, но также, как и сегодня, не понимала самой природы происходящего. И в ответ на требование свободы, диалога, коммуникации предлагала «усилить работу с молодежью». Но как можно бороться с желанием молодых людей  слушать модную музыку?

Все повторяется. Власть опять не осознает важности символических вещей – в первую очередь свободы слова и самовыражения. В итоге все вернулась к ситуации начала 1980 годов: главной опасностью власть опять считает свободное слово. Кромке того, в Кремле не понимают культуры модернити - считая, что ничего принципиально не изменилось и способы управления людьми остались такими же, как в 19 или 20 веке. Известный российский рок музыкант Андрей Макаревич говорит, что это «самый простой способ» для власти настроить молодежь против себя.

andrei makarevich
Рок-музыкант Андрей Макаревич. Фото роялти-фри.

Но нужно отдать должное системе – в конце ноября с самого верха прозвучал позитивный сигнал. Глава СВР Сергей Нарышкин предложил поддерживать рэп-исполнителей правительственными грантами. А специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой призвал налаживать диалог с рэперами: "Запрещающие меры не помогут, мы проходили это с рок-движением в 1980-е  (…) Это очень трудная тема, но проблема существует, и она не может не быть предметом нашего внимания».  

Все это говорит о том что трезвые голоса наверху все же есть. Будут ли они услышаны? В сущности, вся история внезапной и необъяснимой борьбы государства с музыкой выглядит как попытка контролировать, или даже запретить саму современность. А также о том, что российская власть продолжает воспитывать молодежь советскими методами – которые давно уже неэффективны. «Работа с молодежью» до сих пор понимается как пропаганда одной точки зрения, патриотические мероприятия, а также милитаризация школьного обучения. Однако подростки, в отличие от взрослых, сразу чувствуют фальшь – и ищут других слов и других способов самореализации. И чем консервативнее давление, тем активнее ему сопротивляются. И наконец, все эти действия говорят нам о странной растерянности власти. Вроде бы явных причин для беспокойства сейчас нет - даже протесты по поводу пенсионной реформы закончились.  Однако у власти явно сдают нервы – и она начинает действовать самыми грубыми методами.