В январе 2019 года Вселенский патриарх Варфоломей предоставил Православной Церкви Украины (ПЦУ) томос об автокефалии, то есть полной самостоятельности. Однако у автокефалии были не только горячие сторонники, но и не менее горячие противники. В результате самая большая и единственная каноническая Православная Церковь на Украине – Украинская Православная Церковь в юрисдикции Московского патриархата (УПЦ МП) осталась сама по себе, а в автокефальную Церковь вошли бывшие раскольники и всего два епископа из УПЦ МП.

Сергей Чапнин 

zelensky meets onufri 30 march 2019 picture ukr orth church

Другими словами патриарху Варфоломею не удалось радикально изменить ситуацию. Православные на Украине продолжают оставаться расколотыми, так как в ответ на действия патриарха Варфоломея патриарх Московский и всея Руси Кирилл разорвал с ним евхаристическое общение и совместные молитвы невозможны. Еще один важный фактор – это избрание в марте нового президента Украины, который не будет столь же активно, как предыдущий, поддерживать новую автокефалию. Наконец, начались и внутренние конфликты среди епископата новой Церкви. Какая судьба ждет теперь ПЦУ?

Автокефалия и президент

Украинская автокефалия была прежде всего политическим проектом, который стал одним из столпов своей предвыборной программы предыдущего президента Укораины Петра Порошенко. По всей стране были развешаны его плакаты со слоганом «Армия! Мова! Вiра!» (Армия! Язык! Вера!). Однако в итоге предвыборная кампания Поршенко не привела его к победе и убедительно показала, что религиозные вопросы даже с таким сильным национальным и политическим акцентом не способны мобилизовать электорат. Политологи говорят о незначительной роли религиозного фактора на прошедших выборах. Тем не менее хоть автокефалия и не привела Порошенко к победе, не исключено, что именно благодаря автокефалии он прошел во второй тур. Без религиозного фактора шансов на выход во второй тур у него было значительно меньше, и Порошенко мог проиграть не только Зеленскому, но Тимошенко.

Новый президент Украины Владимир Зеленский выбрал подчеркнуто секулярную линию поведения. Он крайне скупо говорит о любых религиозных вопросах: «Есть вещи, которые мы никогда не обсуждаем за столом нашей семьи. Так меня учил отец. Я их никогда ни с кем не обсуждаю. Вопрос религии — номер один. Мы никогда не обсуждаем вещи, которые раскалывают семьи и общество. Никогда этого не делаю. Но я верю в Бога». Присягал Зеленский на Евангелии, но объяснял это тем, что не хочет нарушать традиции. По всей видимости, украинское общество настолько жаждет новых действующих лиц в политике, что готово не обращать никакого внимания на религиозность своего президента.

Прямым следствием использования темы автокефалии в предвыборной кампании Порошенко стало дистанцирование от нее Зеленского. И это вполне предсказуемо: в украинском обществе чувствуется запрос на перемены и многое из того, что делал предыдущий президент, новый должен решительно пересмотреть. Вряд ли Владимир Зеленский выступит против автокефалии, но и поддержать ее он сможет только выдержав продолжительную паузу.

Однако нельзя сказать, что это критично как для ПЦУ, так для ее антагониста - УПЦ Московского патриархата. Переходы в ПЦУ идут значительно медленнее, чем ожидалось. За прошедшие полгода перешло не более 500 приходов. УПЦ МП уверенно остается самой многочисленной Церковью на Украине. Действие поправок к закону, принуждавших УПЦ МП к перерегистрации, приостановлено и, возможно, будет отменено. В итоге возникла ситуация шаткого равновесия.

Конфликт старой и новой власти

В момент создания автокефальной Церкви в ее систему управления был заложен потенциальный конфликт. Дело в том, что самой яркой фигуре среди бывших украинских раскольников – самозваному патриарху Украины Филарету, патриарх Варфоломей запретил баллотироваться в предстоятели новой церковной структуры. И тогда Филарет добился того, что на должность предстоятеля был избран его самый ближайший помощник – митрополит Епифаний. Очевидно, что между ними не мог не возникнуть конфликт, так как власть легитимно перешла от учителя к ученику, но учитель категорически отказывался это признать.

«Патриарх» Филарет обвинил Епифания в том, что тот не выполняет негласные договоренности, достигнутые в прошлом декабре перед Объединительным собором, когда Филарет попытался оставить за собой вопросы внутреннего управления ПЦУ, а Епифанию оставил только внешние контакты.

Несколько недель назад конфликт вступил в открытую фазу, и абсолютное большинство епископов встало на сторону Епифания, и Филарет практически полностью утратил своё влияние и буквально оказался в изоляции. Но вряд ли он признал своё поражение. Филарет продолжит борьбу, но вряд ли достигнет каких-либо результатов.

Майский синод

Таким образом майское заседание Священного Синода УПЦ/ПЦУ оказалось рабочим и даже напряженным. Решения Синода задают вектор развития новой церковной структуры, и их вполне можно анализировать. Главный вывод довольно неожиданный: ПЦУ не может вырваться из зоны притяжения РПЦ, во многом продолжает ее копировать. Вот лишь некоторые примеры.

1) Журналы Синода

Оформление решений синода в виде отдельных протоколов по каждому вопросу (в церковной традиции их называют «журналами") выглядит безнадежно старомодно. Эти громоздкие конструкции в формате «слушали – постановили» вызывают улыбку. И если старым Православным Церквам от журналов отказаться трудно, то новая церковная структура вполне могла бы подобрать и новый формат для своих документов. Здесь достаточно готовить постановления по конкретным вопросам. Увы, синод не захотел даже задуматься об этом. Решения типа "Звіт комісії взяти до відома" выглядят беспомощно и комично. Если решение не принято или даже ситуация не требует решения, так ли необходимо в этом случае писать отдельный журнал Синода?

2) Работа с молодежью

Весь опыт последних лет ясно говорит о том, что специальные церковно-бюрократические структуры не могут и смогут работать с молодежью. Они уже доказали свою неэффективность. Вокруг таких структур собираются прежде всего молодые карьеристы, которые правильно оценивают результат: включение в работу этаких структур может обеспечить продвижение по карьерной лестнице (если карьеру связывать с Церковью).

Проблема в том, что большие церковные структуры на постсоветском пространстве не работают с молодежью, а используют молодежь. Как говорится, почувствуй разницу. Часть молодежи это прекрасно понимает и в ответ хочет использовать структуры, но большая часть разочарованно уходит в никуда. Например, в Москве такую молодежь регулярно сгоняют на  «поздравление патриарха», что бы обеспечить массовку. Священники, первый раз участвуя в таких встречах, обычно в ужасе: лучшего способа сформировать негативное отношение и к патриарху лично, и Православной Церкви придумать сложно, но ради красивой картинки и строчки в отчете эта ситуация повторяется из года в год.

24 мая ПЦУ решило наступить на те же грабли. И для верности сразу дважды. Создано Синодальное управление по взаимодействию с молодежно-патриотическими общественными объединениями и тут же - Синодальное управление по делам молодежи. Какой же это страшный бюрократический язык - Управление (sic!) по делам молодежи. Увидев одно только это название, молодежи следует бежать сломя голову куда подальше.

porsohenko en filaret 15 dec 2018 sofia

В России уже не первый год Синодальный отдел по делам молодежи называют не иначе как «Отдел по борьбе с молодежью». Будет теперь и «Управление по борьбе с молодежью».

По всей видимости, в ПЦУ пришло время раздать чины и звания тем, кто поддержал митрополита Епифания в борьбе против «патриарха» Филарета. Молодые епископы получили первые назначения, а более серьезные «портфели» митрополит Епифаний пока не раздает.

3) Православный папизм

В уставе ПЦУ роль предстоятеля Церкви значительно более скромная. Предполагалось, что и система церковного управления будет носить более демократический, соборный характер. Одним из ключевых индикаторов папизма следует считать практику благословений. Традиционно считается, что все епископы (вне зависимости от того, викарные ли они епископы, архиепископы или митрополиты) общаются на равных, и даже младшие не берут благословения у старших. Однако в РПЦ уже давно не так: епископ точно так же, как и мирянин, и священник берет благословение у патриарха. Тем самым подчеркивается особый, исключительный статус патриарха. Он, фактически, «православный Папа Римский», если считать, что Москва – Третий Рим.

Казалось, что в ПЦУ есть все предпосылки, чтобы избежать ошибок и порочных практик Москвы. Однако теперь и в ПЦУ епископы должны брать у предстоятеля благословение. Пока только в одном случае – когда уезжают зарубеж. Решением Синода епископы обязаны не просто уведомлять митрополита Епифания, но именно "брать благословение". Но лиха беда начало! Благословение превращается в форму разрешения. Так джин папизма оказался выпущен из бутылки и на Украине. Пройдет еще 10-15 лет и ручку Киевскому митрополиту начнут целовать.

4)В противостоянии митрополита Епифания и «патриарха» Филарета

В противостоянии митрополита Епифания и «патриарха» Филарета Синод спокойно и твердо встал на сторону первого. Взят курс на медленное выдваливание "патриарха" Филарета из того публичного церковного пространства, которое контролирует Епифаний, и отказ от тех негласных договоренностей, которые был достигнуты между ними перед Объединительным собором в декабре. Это предсказуемо и совершенно неизбежно. Новые покровители митрополита Епифания – это греки. Только они могут обеспечить международное признание ПЦУ. Это признание, вопреки ожиданиям, не удалось получить быстро, поэтому судьба ПЦУ остается полностью в руках патриарха Варфоломея до тех пор, пока это признание не будет получено. Не исключено, что на это уйдут годы. И, значит, епископам ПЦУ придется смириться и приспособиться к тому, что де факто греки будут контролировать церковную жизнь ПЦУ.

Судьба «патриарха» Филарета в этом году будет крайне непростой. Привычные внимание и почет могут растаять как дым. Синод ПЦУ принял решение отметить во Львове 30-летие создания Украинской Автокефальной Православной Церкви (УАПЦ). И это решение с серьезными политическими последствиям.

patriarchen kirill en bartholomeus 4

Первое, что лежит на поверхности, это желание Епифания сделать жест признательности в сторону епископов УАПЦ, которые пришли на Объединительный собор в полном составе и практически не высказывали публичных претензий в адрес УПЦ КП, демонстрируя полную лояльность митрополиту Епифанию. Их нужно как-то отблагодарить и большое празднование (по старой советской традиции), это удачный формат для благодарности.

Одновременно митрополит Епифаний получает возможность не выводить из тени «патриарха» Филарета, так как он к этому празднованию не имеет никакого отношения. Учитывая напряженные отношения Филарета с епископатом УАПЦ, можно с уверенностью предположить, что на торжества во Львов Филарет приглашения не получит.

5) Празднование 30-летия УАПЦ

Наконец, празднование 30-летия УАПЦ – это и весьма недипломатичный жест в адрес Вселенского патриархата. С точки зрения канонического права никакого «возрождения» УАПЦ в 1989 году не было.   Томосу об авторкефалии всего полгода. Какое тут 30-летие?

Строго говоря, это празднование 30-летия начала раскола на Украине. Достойна ли эта дата празднования? Даже для греков это горькая пилюля. Но практически нет сомнений в том, что они промолчат. Обострять отношения им сейчас не нужно. Да и само празднование вписывается в большой антироссийский церковный нарратив. Если с канонической точки зрения греки принять это празднование не могут, то с идеологической точки зрения и грекам оно выгодно.

Однако несмотря на многочисленные проблемы, ситуация развивается вполне предсказуемо: на первом этапе проведен (и вполне успешно) объединительный собор, на втором этапе планировалось лишить поддержки епископата и полностью отстранить от власти «патриарха» Филарета. Эта задача тоже уже практически решена. Вопрос в том, что же дальше? Надо будет стоить новую Церковь. Но как? Пока у ПЦУ никаких идей нет. Всё идет самотеком и получается не что-то новое, а… клон РПЦ.